Никас Сафронов | BABYER Magazine

Искусство
Никас Сафронов

Создавать искусство и нести его в массы — это благородная цель. А когда этим ты ещё и спасаешь чью-то жизнь, это вызывает уважение и низкий поклон. Многие великие люди подают всем нам прекрасный пример, заработав свои деньги и отдавая часть их на благотворительность по зову сердца, по желанию души. Заслуженный художник РФ, академик Российской академии художеств Никас Сафронов, входящий в рейтинг ведущих художников мира, искренне поделился с нами тем, какую роль играет в его жизни благотворительность и как помочь юным талантливым ребятам стать настоящими художниками.

Никас, вы помните себя в детстве? Когда вы начали рисовать?

Я начал рисовать, как и все дети, где-то в четыре года. Рисовал неплохо в школе, во всяком случае мой учитель по рисованию говорил: «Ты должен стать художником, у тебя хорошо получается». Но я мечтал быть пиратом и даже поступил в одесскую мореходку. Но через год понял, что это не моё, и поступил в Ростове-на-Дону в художественное училище имени Грекова. Позже пошёл в армию, тоже рисовал и часто бывал наказан за это, так как рисовал обычно во время дежурств. После армии поехал на родину мамы в Литву, г. Паневежис. Там я устроился художником в драматический театр, которым руководил Банионис. Потом я уехал в Вильнюс, где поступил в художественный институт. Хотя его я и не закончил, именно там я почувствовал внутренне, что состоялся как художник. До совершенства ещё было далеко, и я усиленно начал изучать живопись, как исконно русскую, так и зарубежную. Для начала я поехал в Загорск изучать иконопись. И проучился этому ремеслу восемь месяцев. Потом поехал за рубеж изучать классическое западное искусство. Штудировал старых мастеров в Италии, в Испании, в Голландии, во Франции, в Англии. А позже закончил Суриковский институт. Но и сейчас

 

И когда вы по-настоящему вошли в большой мир искусства?

Нельзя сказать однозначно. Это шло постепенно, по нарастающей. Я начал делать выставки по России и по миру. Много экспериментировал. Создал своё направление DreamVision. Много работал в портретном жанре. Это тоже было востребованным. Свидетельство тому — огромное количество написанных мною портретов известных актёров и политиков не только нашей страны, но и всего мира.

 

Всё, безусловно, идёт от родителей. Сегодня родители скорее поддержат желание их ребёнка стать физиком или программистом, нежели художником. Но ведь, наверное, это в чём-то ломает ребёнка? Он лишается того, чтобы заниматься любимым делом и реализовать себя в нём?

Поддерживать любые творческие начинания детей всегда надо. Но при этом надо также анализировать — стоит ли ребёнку становиться художником, музыкантом или певцом. Часто у молодых людей предвзятое отношение к искусству. Им кажется, что в искусстве всё просто — «делаю, когда есть вдохновение, или когда хочу, тогда и пишу…», и если общество не приемлет твоих изысканий, это воспринимается с обидой. Искусство, как и любой другой вид деятельности,— это в первую очередь большой труд. И дальше — обязательность, высочайший профессионализм и высокая духовность. Ты не можешь выполнять заказ тогда, когда тебе удобно. Ты должен его всегда выполнить в срок. И сделать так, чтобы любой музей мечтал его иметь в своей коллекции. Также не надо рассчитывать, что будешь зарабатывать сразу большие деньги за свою работу. Вначале ты должен доказать, что ты лучше многих, и тогда у тебя появится шанс быть признанным и даже, возможно, остаться в истории мира.


НУЖНО БОЛЬШЕ

ИНДИВИДУАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ 


Какое у вас было детство?

Детство всегда прекрасно. Кроме тех моментов, когда война, голод или другие глобальные катаклизмы. Несмотря на то что я родился в послевоенное время в бараке, я вспоминаю это время с большим теплом. У нас была большая дружная семья. Мы вместе отмечали все праздники: и Рождество, и старый Новый год, и 1 Мая, и Пасху, и День Победы. Несмотря на то что мы были предоставлены сами себе, для нас всегда был яркий пример — жизнь наших родителей в любви и духовности.

 

Сегодня, как и раньше, многие дети занимаются искусством, куда входит и живопись, и музыка…

Это прекрасно. Но только жаль, что сегодня детское обучение в большей степени происходит по компьютерам, где много зарубежных шаблонов. Это не помогает развитию детской индивидуальности. Я был в Японии в 1991 году и был покорён тем, насколько хорошо там рисуют дети. Но все рисунки так похожи друг на друга, что трудно отличить одного художника от другого. Такое чувство, что это рисовал один человек. Сейчас по всему миру идёт некое роботоподобие. Когда все рисуют хорошо, но в целом однообразно.

 

Что нужно сделать, чтобы это изменить?

Нужно больше индивидуального образования. Когда нас воспитывали, педагоги отдавали нам свою душу. Они делали это бесплатно и просто хотели, чтобы мы чему-то научились. В царское время были гувернёры, которые были некой частью воспитательного процесса. Сегодня всё просто — плати деньги, и тебя будут учить. Все стали уподобляться европейским стандартам. Раньше в России было другое образование. Были разные сильные школы: Репинская, Суриковская, Строгановская, Мухинское училище и другие. Они давали разнообразие во взглядах, в техниках, и студенты, получив такое академическое, классическое образование, но имея свою индивидуальность, уезжали в другие города и там начинали преподавать, как в детских школах, так и в училищах. Очень сильное было Пензенское училище. Эти преподаватели давали студентам другую индивидуальность, так как они не давили на своих учеников, потому что и на них никто не давил, когда они сами учились. Таким образом, все получали индивидуальное образование. Потом такие студенты выбирали заведения: по архитектуре, дизайну — от автомобильного до строительного,— и из них получались художники, и все они были разные. В этом был огромный положительный момент.

 

Значит ли это, что каждый может стать художником просто за счёт тех техник и программ, которые сегодня существуют?

Все дети рисуют, но это не значит, что они станут художниками. Если поддерживать желание ребёнка рисовать, то, конечно, нужно водить его к дедушке-профессору, который точно знает, что нужно давать. А программы просто готовят людей с одинаковым мышлением, одинаковыми взглядами, с одинаковой техникой. Родители часто не занимаются детьми целенаправленно, они просто счастливы, что их ребёнок чем-то увлечён, занят творчеством — рисует или занимается скульптурой. И они поддерживают эту инициативу. А образовательная система везде одинаковая, и всё есть сегодня в интернете: как рисовать воду, горы, лес. Это неплохо для детей, которые занимаются не улицей, а чем-то более творческим, но это не даст им возможность в будущем самовыразиться и показать что-то своё, потому что все они будут похожи друг на друга.

 

Получается, что души в этом нет?

Да, вы правы. Души в этом нет. Вернее, душа может и быть, но индивидуальности нет. Поэтому появляется такая группа людей с одинаковым мышлением и взглядами, использующая одни и те же технические ресурсы, полученные через интернет. И также идёт ещё так называемое американизирование детей, когда образовательная техническая система высокая, и вроде бы дети учатся ключевым способам самовыражения, но при этом самовыражение является не индивидуальным, а клонированным. Эти техники достаточно хорошие и удобные для ребёнка, который хочет быть художником. Он увлекается, он может что-то сделать, но индивидуального почерка при этом у него не будет. Так было в Японии, Китае, сейчас они уже выходят из этого, понимая, что это губительно и в мире это не признаётся как интересное творчество и уж тем более как искусство. Все великие художники индивидуальны. Эль Греко по-своему вытягивал тела, у него была определённая своя выдержанная тональность, Рубенс рисовал полных женщин с красивыми лицами. Это может нравиться или не нравиться, но у них есть своё. Да, вы правы. Души в этом нет. Вернее, душа может и быть, но индивидуальности нет. Поэтому появляется такая группа людей с одинаковым мышлением и взглядами, использующая одни и те же технические ресурсы, полученные через интернет. И также идёт ещё так называемое американизирование детей, когда образовательная техническая система высокая, и вроде бы дети учатся ключевым способам самовыражения, но при этом самовыражение является не индивидуальным, а клонированным. Эти техники достаточно хорошие и удобные для ребёнка, который хочет быть художником. Он увлекается, он может что-то сделать, но индивидуального почерка при этом у него не будет. Так было в Японии, Китае, сейчас они уже выходят из этого, понимая, что это губительно и в мире это не признаётся как интересное творчество и уж тем более как искусство. Все великие художники индивидуальны. Эль Греко по-своему вытягивал тела, у него была определённая своя выдержанная тональность, Рубенс рисовал полных женщин с красивыми лицами. Это может нравиться или не нравиться, но у них есть своё.

 

Может быть, такая тенденция идёт от того, что родители не относятся серьёзно к увлечению ребёнка рисованием?

Родители знают, что это хорошо, но они не изучают рынок творческих процессов. Они рассматривают своего ребёнка через призму себя. Сравнивают его с собой того времени, когда они рисовали сами. Многие родители сегодня даже компьютером пользуются фрагментарно, а дети пользуются им очень хорошо. Это дети индиго. Дети обогащаются тем, что сегодня им предлагает интернет.


Вы рисуете в разных техниках: и в кубизме, и в анимализме, и в символизме. Вы рисуете и пейзажи, и всё же большинство считает вас портретистом. Среди ваших портретов есть автопортрет — кот. Почему именно кот? Вы похожи на кота?

Все люди на кого-то похожи. На других людей, на животных и т. д. Автопортрет — это всегда акт самопознания художника. У меня несколько автопортретов. На одном я примерял на себя средневековые одежды, на другом изобразил себя в технике кубизма. Здесь — попытка посмотреть на себя в этом обличье, т. е. кота. Многие мне говорили, что это неожиданно, но остроумно и выявляет какие-то мои черты, которые на других автопортретах не так заметны.

 

И мало кто знает, что у вас есть своё собственное направление, которое вы сами назвали DreamVision. Расскажите об этом.

Да. Я работаю в нескольких направлениях, время от времени отдыхая от одной техники и переходя к другой. Я действительно создал своё направление. DreamVision — это результат большого количества экспериментов, лессировок, проб и ошибок. Вся моя жизнь — это изучение живописи разных мастеров и поиск себя. Я изучал импрессионистов, творчество английского художника, романтика Уильяма Тёрнера, который был акварелистом. Но и работая с маслом, делал живопись так, как будто это акварель. И вот, изучая разных экспрессионистов, я влюблялся в такую живопись всё больше и больше. И наконец создал что-то своё. Это моё индивидуальное видение каких-то моментов на грани реальности и вымысла.

 

Что вас вдохновляет?

Однажды на меня произвело большое впечатление раннее летнее утро в Венеции. Я был там несколько раз. Мы прилетали с сыном в Вену и из Вены поездом ехали в Венецию, где живут его бабушка и дедушка, потому что он наполовину итальянец у меня. И меня вдохновляло вот это туманное утро, испарение воды, когда ещё очень рано, пять часов утра, ещё нет людей на улицах, а есть только размытые силуэты зданий и проходящее по ним солнце. В другой раз мы были с ним на экскурсии в Помпеях, и меня очень сильно вдохновили размытые помпейские фрески, и особенное впечатление оставил крик мальчика, исходящий откуда-то из глубины развалин. Все, кто был на экскурсии, решили, что это кричат кошки, их крики иногда очень похожи на детский плач. Но экскурсовод сказал, что это не так. Это плачет мальчик уже 2000 лет. Когда было извержение вулкана Везувия, он попал в коридор времени. И это произвело на меня сильное впечатление. А в Москве эти фрески и венецианский туман стали мне постоянно сниться. Проснувшись, я пытался изобразить эти впечатления на холсте. Вот так возникло и название моего направления — DreamVision — сон, который ты видишь за 15 минут до пробуждения и помнишь 15 минут после.

DREAMVISION — СОН,  КОТОРЫЙ 
ТЫ ВИДИШЬ ЗА 15 МИНУТ 
ДО ПРОБУЖДЕНИЯ 
И ПОМНИШЬ 15 МИНУТ ПОСЛЕ 


Никас, вы абсолютный романтик!

Конечно.

 

Если бы одним словом можно было охарактеризовать всё, что вы делаете, что это было бы за слово?

Романтизм.

 

Кому-то из ваших детей передался ваш талант к живописи? Кто-то из них рисует?

Все дети талантливы, и мои не исключение. Просто талант ищет форму своей реализации, и не всегда это живопись. Лука очень хороший пианист, лауреат многих конкурсов, хотя живописи он не чужд. Стефано хорошо рисует, но и многие другие вещи он также хорошо делает. Сейчас он проходит практику в ведущих музеях Парижа, изучает историю живописи. Что из всего этого получится, пока сказать сложно. Кто-то из великих заметил: «Почти в каждом человеке живёт поэт. Он умирает в молодости, а человек продолжает жить». Очень хочется, чтобы в моих детях этот поэт жил всегда, а будет это музыка, живопись или ещё что-то, это уже вторично.

 

Что вы пожелаете детям, которые рисуют, не просто заполняя время, а тем, кто делает это от души и по зову сердца, и, быть может, тем, кто действительно талантлив?

Нужно ставить свою цель и идти к ней, не боясь трудностей. Нужно искать и находить себя. В творческом порыве я всё время продолжаю что-то искать, меняться. И я всегда не удовлетворён своим творчеством. Я всегда пытаюсь найти что-то новое, не изменяя себе.